Библиотека по цветоводству


Цветоводство

Рассылка

Библиотека

Новые книги

Карта сайта

Ссылки





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Биологические особенности эпифитных растений

Тропический лес... Со всех сторон огромные деревья. Снизу их гладкие стволы кажутся колоннами, упирающимися в сплошной зеленый свод. Здесь всегда полумрак — только 1% солнечного света проходит сквозь плотную листву.

Позвольте, но где же буйные тропические заросли? Лишь небольшие папоротники и мхи покрывают нижнюю часть древесных стволов, да еще из последних сил тянутся вверх, к свету, чахлые, бледные молодые деревца. Другой растительности в нижнем ярусе дождевого тропического леса нет.

На опушках, полянах и по берегам лесных рек растительность несравненно богаче. Вот где переплетенные лианами и почти непроходимые для человека дебри, в которых щебечут птицы, порхают пестрые бабочки, цветут яркие цветы. Кажется, что вся сила тропической природы сосредоточена именно здесь, на самом же деле это впечатление обманчиво. И тропический лес полон жизни. Только искать ее надо не в нижнем ярусе — она сосредоточена выше — на высоте 20—30 м над землей. Там, в кронах лесных великанов, по оценкам некоторых ученых, обитает до 40% всех известных на планете видов животных и растений. Представьте себе: сплошной зеленый полог со своим животным и растительным миром, парящий над поверхностью планеты и опирающийся на нее только стволами-подпорками. Целый населенный континент, вознесенный на головокружительную высоту!

Лишайники - самые распространенные эпифиты в лесах нашей страны
Лишайники - самые распространенные эпифиты в лесах нашей страны

Необычен этот подвешенный над землей мир. Здесь обитают животные, которые, оказавшись на земле, не могут сделать ни одного шага. Живут птицы, птенцы которых, еще не научившись летать, уже свободно перемещаются с ветки на ветку, цепляясь коготками, расположенными на крыльях. Лягушки там откладывают икру в небольшие водоемчики, образующиеся в пазухах листьев, насекомые похожи на зеленые листья, а в дуплах деревьев иногда обитают рыбы...

Приют и пищу всем этим странным животным дают эпифитные растения. Сами они тоже во многом необыкновенны, но перед тем как познакомиться с ними поближе, давайте выясним, что же заставило растения, которым, казалось бы, самой природой предназначено расти на земле, превратиться в лесных верхолазов.

Всем растениям для жизни необходим свет. Конкуренция за него в тропическом лесу очень высока. В нижних ярусах леса света постоянно не хватает, и большинство растений просто не в состоянии выжить. Эволюция трав в этих условиях пошла в нескольких направлениях.

Часть видов осталась жить в нижнем ярусе леса, адаптировавшись к условиям пониженной освещенности. Другие растения были вытеснены на опушки, речные поймы или прогалины, образовавшиеся в результате падения огромных деревьев. Третьи — выработали способность карабкаться на другие растения, обвивая их гибким стеблем и цепляясь за ветви и неровности коры усиками, черешками листьев, корнями и колючками, — это известные всем лианы, число их в тропическом лесу колоссально и без упоминания о них не обходится ни один рассказ о путешествиях в тропиках. И наконец, некоторые растения перешли на эпифитный образ жизни: совсем оторвались от почвы и приспособились существовать на других, более крупных растениях.

В тропическом лесу эпифиты обитают как в самых верхних ярусах, так и в подлеске, условия освещенности в котором все же несколько лучше, чем на уровне почвы (рис. 1). Впрочем, далеко не все эпифиты всю свою жизнь проводят высоко на деревьях. Многие из них вначале существуют как обычные наземные растения и только потом, разрастаясь и образуя верхушечные побеги, прикрепляются к дереву и переходят на эпифитный образ жизни.

Рис. 1. Типичные места размещения эпифитов (обозначены кружками) на других растениях (по Г. Фасту)
Рис. 1. Типичные места размещения эпифитов (обозначены кружками) на других растениях (по Г. Фасту)

Подобный способ существования свойствен многим лианам и небольшим растениям, обитающим в густых зарослях кустарника, характерных для тропических районов. Другие растения, наоборот, начав жизнь как эпифиты, в дальнейшем образуют длинные корни, достигающие почвы. Укоренившись, они начинают стремительно расти и нередко полностью «поглощают» дерево, послужившее им опорой. Такой тип роста характерен, в частности, для многих фикусов.

Эпифиты и близкие к ним по строению растения способны произрастать в горах на отвесных скалах и каменных осыпях. Мы не будем специально выделять группу тропических скальных растений (петрофитов), а просто укажем при описании конкретных родов и видов эпифитных растений, где они чаще встречаются — на деревьях или на скалах. Тем более, что провести точную границу между эпифитными, скальными и наземными растениями (терофитами) достаточно трудно: существует множество переходных форм. Об этом надо всегда помнить и не удивляться, когда какое-то растение, в природе произрастающее на земле, в комнатных условиях выращивают как эпифит, или, наоборот, казалось бы типичный эпифит культивируют как наземный вид. Но не будем забегать вперед, а остановимся на специфических особенностях эпифитов, позволяющих выделить эту группу из множества существующих жизненных форм растений.

Морфологические признаки растения и особенности его биологии являются как бы отпечатком условий, которых это растение обитает. И эпифиты, ведущие столь необычный образ жизни, в процессе эволюции приобрели целый ряд интереснейших приспособлений, обеспечивающих их выживание и успешную конкуренцию с другими растениями тропического леса.

Мы уже рассказали о том, каким образом эти, часто довольно крупные растения умудряются взлететь на высоту до 60 м над уровнем почвы. Собственно, летать умеют семена многих растений. Достаточно вспомнить повсеместно растущие одуванчик и клен, крылатки которых разносятся ветром на десятки и сотни метров. В этом смысле эпифитные растения ничего нового не изобрели, но если для наземных растений летающие семена лишь один из способов расширения ареала, то для эпифитов способность семян к полету — важнейшее приспособление, обеспечивающее выживание всего вида в целом.

Для полета многие семена эпифитов снабжены специальными «устройствами», увеличивающими парусность, — различными хохолками или крылатками. Некоторые эпифитные растения, например орхидеи, имеют столь мелкие семена, что они свободно летят по ветру без всяких дополнительных приспособлений. Конечно же, при таком способе расселения далеко не все семена попадают в условия, благоприятные для прорастания, но этот недостаток компенсируется их количеством — в одной семенной коробочке орхидеи бывает по нескольку миллионов семян!

Впрочем, расселению семян эпифитов способствует не только ветер. Многие из них переносят с дерева на дерево птицы. Так распространяются кактусы-рипсалисы, некоторые геснерии и бромелии.

Иногда не только семена, но и сами растения умудряются «перепархивать» с дерева на дерево. Чаще всего путешествуют проростки: их нередко переносят с места на место птицы или другие животные, живущие в пологе леса или собирающие там материал для своих гнезд. Рекордсменом-путешественником среди эпифитов следует признать тилляндсию (Tillandsia usneoides), которую часто называют луизианским, или испанским, мхом (рис. 2). Сразу нужно оговориться: ко мхам это растение не имеет никакого отношения, а принадлежит к обширному семейству бромелиевых, к которому, в частности, относится ананас. Цветки у тилляндсии мелкие, семян образуется немного. Несмотря на это, распространена она очень широко и обязана этим отнюдь не семенам.

Рис. 2. Бромелия Tillandsia usneoides: 1 — общий вид растения; 2 — трихома (увеличено)
Рис. 2. Бромелия Tillandsia usneoides: 1 — общий вид растения; 2 — трихома (увеличено)

Сильно разросшиеся экземпляры этого растения свисают с ветвей деревьев длинными космами, которые окрашены в серебристо-серый цвет, и издалека очень напоминают некоторые виды лишайников. Ветер треплет и разрывает свободно свисающие «бороды» тилляндсии, забрасывая отдельные клочья на соседние деревья. И они преспокойно начинают расти на новом месте. Кусочки растения переносят на довольно значительные расстояния птицы: мягкая и гигроскопичная бромелия — идеальный материал для строительства гнезд.

Но как ни интересен способ расселения тилляндсии, он нетипичен для большинства эпифитных растений. Основным приспособлением, обеспечивающим проникновение в кроны деревьев, остаются семена.

Эпифитные растения имеются только среди семейств, представители которых обладают семенами, приспособленными к полету или переносу животными. Среди семейств, чьи представители имеют тяжелые семена, например среди бобовых, эпифитов практически нет. Именно наличие приспособлений, облегчающих распространение семян, и позволило тем или иным представителям различных семейств перейти на эпифитный образ жизни.

Читатели, хорошо знающие ботанику, дойдя до этого места, немедленно возразят нам, что такие обширные семейства, как мятликовые или астровые, не имеют эпифитных видов, хотя семена их хорошо приспособлены к полету или переносу животными. Действительно, наличие соответствующих средств распространения является всего лишь одним из необходимых эпифитам свойств. Что из того, что семя какого-то растения взлетело высоко над землей и оказалось заброшенным на вершину дерева? Этого явно недостаточно. Оно должно еще суметь там удержаться, прорасти, развиться во взрослое растение, образовать семена или споры, которые могли бы разлететься по соседним деревьям и дать начало новым росткам. Пройти этот путь способны далеко не все виды, имеющие летающие семена. Здесь нужны особые приспособления, позволяющие существовать в совершенно необычных условиях. Их наличие и отличает истинно эпифитные растения от случайных гостей», волею случая заброшенных в крону дерева.

Во-первых, начавшее прорастать семя эпифитного растения должно надежно закрепиться на стволе, ветви или скале. Для этого необходима хорошо развитая корневая система. Даже крохотные, меньше булавочной головки, проростки орхидей на самых ранних фазах своего развития быстро образуют массу корневых волосков — ризоидов, помогающих им удержаться. А задача это, надо сказать, не простая. Над тропическим лесом проносятся всесокрушающие ураганы, с корнем вырывающие из земли огромные деревья. Массы воды обрушиваются на лес в период дождей, но малюсенькие проростки эпифитов крепко держатся за жизнь, выпуская корешок за корешком, цепляясь за мельчайшую трещинку коры или камня.

Взрослые эпифитные растения имеют огромную корневую систему. При этом у многих ароидных и орхидей она четко подразделяется на питающие и прикрепляющие корни, различающиеся по своим функциям и строению. Например, у многих орхидей прикрепляющие корни имеют плоскую, лентовидную форму, что обеспечивает наибольший контакт с опорой. Прикрепляющие корни обычно накрепко присасываются к коре дерева или скале и растут не вертикально вниз, а как бы ползут по опоре, следуя углублениям коры, нередко они растут параллельно друг другу, образуя широкую (до 10 см) ленту. Иногда один из растущих рядом корней отделяется от общей ленты и описывает петлю вокруг ветки. Особенно это характерно для растений с длинным, ползучим стеблем — некоторых ароидных, ванили. В результате такого роста корней стебель растения оказывается по всей длине как бы привязанным к стволу или ветви дерева.

У некоторых представителей семейства бромелиевых специализация, связанная с эпифитным образом жизни, зашла так далеко, что их корни полностью утратили способность усваивать питательные вещества и воду. Единственной их функцией стало надежное закрепление растения. По внешнему виду, да и по прочности, такие корни больше всего напоминают проволоку, и для того, чтобы их оборвать, приходится затратить немало усилий.

Эпифиты способны удерживаться на совершенно отвесных и гладких поверхностях, например эта вьетнамская орхидея растет на выбеленном солнцем стволе железного дерева
Эпифиты способны удерживаться на совершенно отвесных и гладких поверхностях, например эта вьетнамская орхидея растет на выбеленном солнцем стволе железного дерева

Многие эпифиты, растущие в листопадных лесах, из-за того, что их корневая система ежегодно покрывается все новыми и новыми слоями опада, образуют дыхательные корни, растущие вертикально вверх. Такой характер развития корневой системы позволяет растению освоить новые слои свежего субстрата и обеспечить остальные корни необходимым для дыхания кислородом.

В некоторых случаях, корневая система эпифитов способна выполнять совсем неожиданные функции, например защищать растение от врагов. Для этого на корнях образуется множество коротких (0,5—1 см в длину) острых выростов, и стебель растения оказывается как бы в окружении мотка колючей проволоки, надежно защищающей от любого незваного гостя, желающего полакомиться молодыми побегами.

Способность эпифитов закрепляться поистине поразительна. Отдельные их представители способны удержаться на совершенно отвесных скалах, стенах домов, телеграфных столбах и, как мы уже упоминали, проводах.

Но, несмотря на прекрасную «цепкость» эпифитов, далеко не все деревья в тропическом лесу одинаково успешно заселяются ими. Одни деревья имеют совершенно гладкую кору, на которой способно удержаться далеко не каждое эпифитное растение. Другие, особенно имеющие хрупкую древесину и легко обламывающиеся ветви, неспособные выдержать сильно разросшиеся эпифиты (а их масса после сильных дождей может достигать нескольких тонн), привлекают в свои кроны определенные виды муравьев, которые очищают ветви от эпифитных растений.

В тропических странах муравьи играют очень большую роль в жизни лесного сообщества. Их путешествующие колонии и мощные муравейники представляют могучую силу, способную одолеть или изгнать любого врага. С молодыми эпифитами муравьи расправляются быстро и беспощадно. Когда ученые ради эксперимента закрепили на ветвях некоторых деревьев пучки эпифитов, муравьи полностью уничтожили их всего за несколько дней!

Но и эпифиты могут привлекать муравьев на свою сторону и сосуществовать с ними в своеобразном симбиозе. Приспособления, выработанные эпифитами для привлечения муравьев, нередко очень «остроумны» и неожиданны. Так, у эпифитного растения мирмекодии (рис. 3), распространенного в Индонезии, на стебле образуется крупный клубень, имеющий внутри сообщающиеся ходы и ячейки, открывающиеся на поверхность клубня отверстиями. Эти клубни, как правило, заселяются муравьями, которые защищают растение от вредителей и снабжают его дополнительным питанием в виде экскрементов и остатков пищи. Сами муравьи в создании муравейника, расположенного внутри клубня, не принимают никакого участия. Ученые установили, что полости внутри клубней мирмекодии образуются даже тогда, когда растение не заселено муравьями.

Рис. 3. Мирмекодия - растение-муравейник: 1 — общий вид; 2 — клубень в разрезе
Рис. 3. Мирмекодия - растение-муравейник: 1 — общий вид; 2 — клубень в разрезе

Полые стебли, приспособленные для обитания муравьев, имеют и некоторые орхидеи (например, шомбургкия). Другие орхидеи (к примеру, диакриум), чтобы привлечь муравьев, образуют клубки спутанных корней. Не менее интересное приспособление имеет дисхидия раффлезиевидная, развивающая из листьев своеобразные карманы с воронкообразным отверстием наверху. В этих мешковидных образованиях также часто поселяются муравьи, в гнездах которых постепенно скапливается почва, питающая растение.

Однако муравьи не всегда довольствуются ролью пассивных «гостей», лишь заселяя муравейники, приготовленные для них растениями. Бразильские муравьи кампонотусы и ацтеки иногда становятся настоящими садовниками и создают на деревьях огромные муравейники, составленные из различных видов эпифитов.

Муравьиные висячие сады представляют собой одно из самых необычных сооружений, построенных насекомыми. Закладывают свои постройки муравьи по всем правилам садоводческого искусства. Сначала они выбирают подходящее место — чаще всего крепкую развилку ветвей. Затем начинается подготовка почвы. Для этого шестиногие строители приносят на дерево маленькие комочки земли, которые уже наверху склеивают слюной и испражнениями. Как только земли накопится достаточно, начинается посев. Рыская по кронам деревьев, муравьи собирают нужные им семена и засевают приготовленную почву. По мере прорастания семян муравьи продолжают подтаскивать все новые и новые порции земли, заботливо обкладывая ею корешки ростков, так вместе с «садом» разрастается и земляной ком, внутри которого и располагается муравьиное гнездо.

Растения для своего гнезда-сада муравьи подбирают очень тщательно. В середине муравейника они обычно высевают различные виды бромелий, а ближе к краям — геснерии, фикусы, пеперомии и орхидеи. Корни растений укрепляют стенки земляного гнезда, делая его устойчивым к тропическим ливням. Сами же растения при этом меньше страдают от засухи и к тому же получают дополнительное питание в виде остатков трапезы своих «хозяев».

Симбиоз растений с муравьями — явление настолько интересное, что мы невольно отвлеклись от нашей основной темы. Действительно, муравьи помогают Успешно существовать некоторым видам эпифитов, создавая для них почву и обеспечивая оптимальный водный режим. Но как же выходят из положения другие эпифитные растения?

Местообитания эпифитов характеризуются почти полным отсутствием почвы. Растения находятся в зависимости от того небольшого количества минеральных веществ и растительных остатков, которые накапливаются в трещинах и углублениях коры или камня. Кроме того, эпифитные растения иногда обитают я условиях крайне нерегулярного, а зачастую просто не достаточного увлажнения, так как потоки воды стекают по ветвям или стволам деревьев на землю, а ветер и солнце быстро высушивают то небольшое количества влаги, которое задерживается в небольших углублениях! Исходя из этого, основными морфологическими особенностями эпифитов, отличающими их от другим жизненных форм растений, являются приспособления к существованию в условиях недостатка почвы и влаги, Они были детально описаны почти 100 лет назад немецким ботаником Шимпером. Его работы, посвященные эпифитным растениям, цитируются почти в каждом учебнике ботаники.

Изучив особенности приспособления эпифитных растений к условиям существования, Шимпер в 1888 г. составил классификацию, в которой разделил эпифиты на четыре группы: протоэпифиты, гнездовые и скобочные (кармашковые) эпифиты, резервуарные (цистерновые) эпифиты, полуэпифиты.

Протоэпифиты представляют собой наименее специализированную группу эпифитов. Они лишь в малой степени защищены от периодических засух и недостатка почвы. Специальных структур для собирания воды у протоэпифитов нет. Многие протоэпифиты имеют признаки, характерные для растений, произрастающих в засушливых районах земного шара, или, как говорят ботаники, имеют ряд ксероморфных признаков. У большинства эпифитных растений, относимых к этой группе, мясистые (суккулентные) листья, способные сохранять некоторый запас влаги. Такие листья обычны для некоторых пеперомий, ластовниевых, геснериевых. Некоторые лиановидные эпифиты запасают воду в толстых, мясистых стеблях. У многих орхидей одно или несколько междоузлий стебля сильно утолщаются, превращаясь в своеобразные надземные клубни (туберидии), которые в цветоводческой литературе по устоявшейся традиции не совсем верно называют бульбами (луковицами) или псевдобульбами (ложно-луковицами).

Особый интерес представляет строение корневой системы протоэпифитов. Многие из них развивают огромное количество корней, покрытых особой водопоглощающей тканью — веламеном. Состоит веламен из мертвых, опробковевших клеток (рис. 4). Во время дождей он пропитывается водой и становится емкостью, из которой растение получает влагу в периоды между дождями.

Рис. 4. Поперечный разрез корня орхидеи. 1 - веламен; 2 - эндодерма; 3 - центральный цилиндр
Рис. 4. Поперечный разрез корня орхидеи. 1 - веламен; 2 - эндодерма; 3 - центральный цилиндр

Другой особенностью веламена является его способность поглощать влагу из насыщенного водяными парами воздуха. Это свойство веламена позволяет растениям успешно переживать довольно продолжительные засушливые периоды. В сухую жаркую погоду заполненные воздухом клетки веламена играют роль изолирующей прослойки, предохраняющей корни от перегрева и излишних потерь воды. Не правда ли, удобное и универсальное приспособление? Наличие веламена характерно для многих протоэпифитов, принадлежащих к различным ботаническим семействам, хотя наиболее часто он встречается у эпифитных орхидей.

Однако Шимпер выяснил, что веламен встречается и у целого ряда травянистых растений, обитающих на почве. Было высказано даже предположение о том, что эти растения являются эпифитами, вернувшимися к наземному образу жизни. Впрочем, большинство ученых; считает, что это не так. Веламен, имеющийся у наземных растений, является всего лишь одни из признаков, позволяющих перейти к эпифитному существованию, аналогично легким летающим семенам, обеспечившим эпифитам возможность подняться высоко в кроны деревьев.

В целом же вопрос о предках эпифитных растений до сегодняшнего дня учеными окончательно не решен. Одни считают, что эпифиты произошли от наземных растений, росших во влажных и тенистых местах. Другие, возражая им, указывают на то, что большинство эпифитов — растения светолюбивые и от теневыносливых предков произойти не могли. По их мнению, предками эпифитов были засухоустойчивые растения, обитающие в пустынных и полупустынных районах, расположенных на границе тропических лесов (последнее утверждение, по всей видимости, справедливо для некоторых эпифитных представителей бромелиевых и кактусов). Весьма возможно, что однозначный ответ на вопрос о происхождении эпифитов просто невозможен.

Ведь может же быть и так: одни эпифиты произошли от травянистых растений нижнего яруса тропического леса, а другие — потомки ксерофитов, пришедших в тропический лес из пустынь и полупустынь. По нашему мнению, именно так оно и было, но давайте оставим решение этой проблемы ботаникам и вернемся к рассмотрению способностей основных групп эпифитных растений.

Гнездовые и скобочные (кармашковые) эпифиты имеют приспособления, позволяющие накапливать различные органические остатки, которые со временем превращаются в перегной и обеспечивают растение питанием.

У гнездовых эпифитов, к которым относятся многие папоротники, ароидные и орхидеи, корни образуют плотно переплетенную массу, отдаленно напоминающую птичье гнездо. Отмершие листья и другие растительные остатки, падая сверху, задерживаются в этой ловушке и, постепенно накапливаясь, превращаются в перегной. Кроме того, в переплетениях корней часто устраивают гнезда муравьи, многоножки, черви. В результате их жизнедеятельности разложение накопившегося растительного материала значительно ускоряется, и содержащиеся в перегное питательные вещества становятся доступными для растения.

Гнездовой эпифит Acriopsis jvanicum приспособился накапливать почву в переплетениях воздушных корней
Гнездовой эпифит Acriopsis jvanicum приспособился накапливать почву в переплетениях воздушных корней

У скобочных эпифитов все или часть листьев, прилегающих к стволу дерева, образуют своеобразные воронки, или карманы. В них постепенно накапливается перегной (чему в немалой степени способствуют муравьи и другие беспозвоночные). Листья, из которых формируется карман, в разрезе отдаленно напоминают круглые скобки — именно это и послужило причиной столь необычного названия этой группы эпифитов. Встречается и другое название этих растений — кармашковые эпифиты, указывающее на способность накапливать перегной в специальных карманах.

Наиболее известным представителем скобочных эпифитов является папоротник «олений рог» (рис. 5). Он образует два типа листьев (вай). Листья первого типа называются покровными, нижней частью они плотно прилегают к стволу, образуя карман, открытый вверх. Листья второго типа (спорофиллы) сильно разветвлены наподобие оленьих рогов, они свободно свешиваются вниз и на своих концах несут спорангии со спорами. По мере роста растения листья, образующие карман, постепенно отмирают и перегнивают, а поверх них образуются новые.

Рис. 5. Папоротник «олений рог»
Рис. 5. Папоротник «олений рог»

По способу накопления перегноя очень близка к скобочным эпифитам и дисхидия раффлезиевидная (рис. 6). Мы уже упоминали об этом необычном растении, когда говорили о симбиозе эпифитов с муравьями. Выглядит оно очень странно. Посудите сами — ни корней, ни листьев не видно: на длинном шнуроподобном стебле толщиной примерно в полсантиметра через неравные промежутки имеются непонятные образования длиной в 10—15 см, напоминающие сморщенные бананы. Именно эти светло-зеленые «бананы» и есть видоизмененные листья дисхидии, превратившиеся в мешки, подвешенные к ползучему стеблю. Наверху каждого такого мешка находится небольшое отверстие. Есть у дисхидии и корни, только растут они не в почве, как у других растений, а внутри мешков-листьев. Во время дождей в мешок попадает вода, постепенно накапливаются различные растительные остатки, да еще, как мы уже говорили, муравьи поселяются, — в общем, если учесть, что на одном сравнительно коротком стебле может быть одновременно несколько десятков листьев-резервуаров, то становится ясно, что от голода дисхидия не страдает.

Рис. 6. Дисхидия раффлезиевидная: 1 — общий вид; 2 — разрез листа
Рис. 6. Дисхидия раффлезиевидная: 1 — общий вид; 2 — разрез листа

Резервуарные (цистерновые) эпифиты наиболее приспособлены к жизни на других растениях. Встречаются они только у семейства бромелиевых. С одним из его представителей — тилляндсией мы уже знакомы, но это растение по строению сильно отличается от большинства бромелий.

Типичные бромелий, например Aechmea fasciata (рис. 7), имеют длинные жесткие листья, собранные в розетку. Причем они настолько плотно заходят один на другой, что образуют водонепроницаемый резервуар. У некоторых растений он может содержать до 5 л воды. Кроме того, у отдельных представителей этого семейства внутренние листья смыкаются в верхней части резервуара так крепко, что вода из него не выливается, даже если перевернуть растение.

Рис. 7. Бромвлия Aechmea fasciata — типичный резервуарный эпифит
Рис. 7. Бромвлия Aechmea fasciata — типичный резервуарный эпифит

Вода, скапливающаяся в воронках бромелий, со временем смешивается с различным падающим сверху лесным мусором, растительными и животными остатками. В результате высоко на дереве образуется своеобразное подвешенное болотце, в котором поселяются животные и растения.

Флора и фауна цистерн бромелий чрезвычайно своеобразна и обильна. Так, например, некоторые бразильские виды пузырчаток (Пузырчатки — род насекомоядных водных травянистых растений семейства пузырчатковых. Листья пузырчаток покрыты шаровидными пузырьками, в которых перевариваются попавшие туда мелкие водные животные) можно найти только в бромелиях и нигде больше. В перегное, скапливающемся поверх воды, находят себе пищу различные мелкие сухопутные животные. В воде разводятся древесные лягушки, обитают личинки комаров и водные насекомые. Водоемы, образующиеся в крупных зарослях бромелий, так велики, что многие ученые говорят о подвешенных болотах в лесах тропической Америки и всерьез обсуждают их роль в экосистеме тропического леса.

Воду из своих хранилищ бромелий поглощают не корнями, которые у многих из них вообще для этого непригодны, а листьями. Для этого на поверхности листьев бромелий имеются специальные всасывающие чешуйки — трихбмы. Действует трихома по принципу водяного насоса (рис. 8). При попадании влаги клетки-крылья, которые в сухом состоянии сложены в виде гармошки, расправляются и увеличиваются в объеме.

Рис. 8. Схема строения трихомы бромелий (по С. Е. Коровину и В. Н. Чекановой): 1 — клетки «крылья»; 2 — кольцевые клетки; 3 — клетки свода; 4 — клетки основания
Рис. 8. Схема строения трихомы бромелий (по С. Е. Коровину и В. Н. Чекановой): 1 — клетки «крылья»; 2 — кольцевые клетки; 3 — клетки свода; 4 — клетки основания

Помогают им в этом кольцевые клетки, действующие как фильтры. По мере поступления воды давление в клетках быстро увеличивается, и вода устремляется к живым клеткам свода и дальше в водоносную ткань листа, которой очень богаты листья бромелий. Вместе с водой растение получает и питательные вещества, извлеченные из скопившегося в воронках перегноя.

Кстати, уже знакомая нам тилляндсия (луизианский «мох») усваивает воду точно так же. Только воронки у нее нет, и ей приходится довольствоваться той водой, которую ей удается извлечь из воздуха или захватить во время дождя.

Специализация бромелий зашла так далеко, что многие из них научились добывать влагу и пищу без участия корневой системы. Впрочем, им это нисколько не мешает, и представители этого замечательного семейства широко распространились на американском континенте, где их можно встретить практически повсюду — от пустынь и полупустынь до тропических лесов и гор.

Полуэпифиты. Само название этой группы растений говорит о том, что ее представители являются эпифитами лишь наполовину. Начинают свое существование они как истинные эпифиты — высоко на дереве, но потом, развивая длинные воздушные корни, достигают почвы и укореняются в ней. Так растут многие крупные ароидные, фикусы и целый ряд представителей других семейств. Имея тесную связь с почвой, полуэпифиты не испытывают недостатка воды и питательных веществ. Более того, некоторые представители этой группы могут в зависимости от условий существовать как самостоятельные растения (в том числе и деревья) или становиться эпифитами со спускающимися до земли корнями.

В этой главе мы рассказали об основных приспособлениях, выработанных растениями в процессе перехода к эпифитному образу жизни. Надеемся, вы убедились: эпифиты — растения чрезвычайно интересные, необычные. Конечно, здесь рассмотрены лишь самые общие черты их строения, но к этому вопросу мы еще непременно вернемся при описании конкретных семейств и видов.

предыдущая главасодержаниеследующая глава






Библиотека по цветоводству
Библиотека по цветоводству
 
Рейтинг@Mail.ru

При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:

http://flowerlib.ru/ 'FlowerLib.ru: Библиотека по цветоводству'